Обвитие пуповины: в новополоцком роддоме во время родов у медсестры умер ребенок

Следователи проводят проверку

— По факту смерти новорожденного в учреждении здравоохранения «Новополоцкая ЦРБ» идет доследственная проверка, — комментирует TUT.BY официальный представитель УСК по Витебской области Инна Горбачева.

По ее словам, следователи незамедлительно изъяли медицинскую документацию, опросили персонал учреждений здравоохранения, тщательно изучили доводы заявителя и его супруги.

Перед управлением здравоохранения облисполкома следствие инициировало провести ведомственное расследование.

После изучения экспертных исследований, медицинской документации, показаний свидетелей и иных доказательств, добытых следствием, по материалу проверки будет принято законное решение, а действиям всех участников дана правовая оценка.

Репродуктология / ЭКО

Услуги  Стоимость
Прием (осмотр, консультация) врача-акушера-гинеколога первичный 2 500 руб.
Прием (осмотр, консультация) врача-акушера-гинеколога повторный 2 000 руб.
Прием (осмотр, консультация) врача-акушера-гинеколога с ультразвуковым исследованием яичников для оценки овариального резерва 3 000 руб.
Прием (осмотр, консультация) врача-уролога 3 000 руб.
Введение сперматозоида в ооцит (Интрацитоплазматическое введение сперматозоида в ооцит (ИКСИ) одна клетка) 1 000 руб.
Идентификация и оценка зрелости ооцитов 500 руб.
Внутриматочное ввдение эмбриона. Перенос эмбрионов в полость матки 15 000 руб.
Внутриматочное ввдение эмбриона. Перенос эмбрионов в полость матки при криопереносе 21 000 руб.
Экстракорпоральное оплодотворение ооцитов 12 000 руб.
Культивирование эмбриона 12 000 руб.
Криоконсервация эмбрионов (первичная, с учетом хранения 1 год) 20 000 руб.
Криоконсервация эмбрионов (продление с учетом хранения 1 месяц) 1 000 руб.
Криоконсервация гамет (ооцитов) (первичная с учетом хранения 1 год) 20 000 руб.
Криоконсервация гамет (ооцитов,сперматозоидов) (продление хранения с учетом хранения 1 месяц) 1 000 руб.
Внутриматочное введение спермы (Два этапа) 18 000 руб.
Сбор образца спермы для исследования 500 руб.
Микроскопическое исследование спермы 2 000 руб.
Получение яйцеклетки. Трансвагинальная пункция фолликулов и забор ооцитов под контролем УЗИ 25 000 руб.
Стимуляция яичников 6 000 руб.

В таблице приведены только некоторые услуги. Стоимость остальных услуг, которые можно получить на базе Центра планирования семьи и репродукции, можно уточнить по телефону +7(495) 718-19-55

Стихотворение, всколыхнувшее интернет

Через два дня после похорон сынишки Марина написала стихотворение под названием «Родильный дом — дом скорби». Автор адресовала его врачам Новополоцкого роддома, дежурившим в ту злополучную ночь. И опубликовала его на своей страничке в соцсети.

Марина со старшим сыном Камилом. Фото: личный архив семьи Джуглий

«Как выполняются обещания Президента о защите материнства и детства?! Разберитесь, господин Прокурор».

Заместитель премьер-министра Наталья Кочанова (справа) до назначения на эту должность была мэром Новополоцка. Во время одного из официальных визитов в местный роддом. Фото: «Новополоцк Сегодня»

— Я не ожидала, что будет так много откликов. И что у меня, оказывается, столько подруг по несчастью. Сколько малышей в нашей стране умирает по вине медиков, а сколько получают ДЦП, другие серьезные заболевания. Сколько из-за этого распадается семей, — говорит Марина.

Следователи проводят проверку

— По факту смерти новорожденного в учреждении здравоохранения «Новополоцкая ЦРБ» идет доследственная проверка, — комментирует TUT.BY официальный представитель УСК по Витебской области Инна Горбачева.

По ее словам, следователи незамедлительно изъяли медицинскую документацию, опросили персонал учреждений здравоохранения, тщательно изучили доводы заявителя и его супруги. С целью определения точной причины смерти новорожденного специалистам Государственного комитета судебных экспертиз поручено производство судебно-медицинской экспертизы. Перед управлением здравоохранения облисполкома следствие инициировало провести ведомственное расследование.

После изучения экспертных исследований, медицинской документации, показаний свидетелей и иных доказательств, добытых следствием, по материалу проверки будет принято законное решение, а действиям всех участников дана правовая оценка.

Стихотворение в ответ

Доктор, принимавшая у Марины роды, . Тоже — в стихотворной форме.

— Это стихотворное соболезнование меня не тронуло. Я не хочу никакой крови, тюрьмы для этого доктора. У меня нет мести. Если ее вину докажут, я просто хочу, чтобы у нее забрали диплом.

Гинеколог призналась заведующей: «Я думала, что справлюсь сама». Но это были тяжелые роды, и почему молодая врач (на вид ей лет 28) в сложной ситуации не позвала на помощь более опытных коллег? Я хочу добиться того, чтобы это был последний летальный исход в ее практике, чтобы больше от нее родители с гробиками не уходили.

Марина Джуглий — сама медик, до декрета работала старшей медсестрой в областной психиатрической больнице. Поэтому в ней говорит не только мать, которая потеряла дитя. Но и человек, который выступает за честь профессии. «Непрофессионалы не должны работать в медицине», — уверена она.

Женщину возмущает, что медики сейчас обвиняют ее в том, что они якобы предлагали делать ей кесарево сечение, но она отказалась. По ее словам, такого не было. Ее также мучает вопрос: почему в родильном зале не работала видеокамера, запись которой помогла бы сейчас установить реальное положение дел.

На один роддом — 2 крупных города и 9 районов

Роддом в Полоцке находился в исторической части, на территории Верхнего замка. В 2013-м его закрыли и передали под туристический объект. На окраине города начали возводить новое здание. Потом решили, что это нецелесообразно, и стройку забросили. О ней напоминают лишь забитые сваи. Полочанки стали ездить рожать в соседний Новополоцк.

Роддом в Новополоцке работает на базе местной центральной городской больницы. В 5-этажном здании размещаются 7 отделений, в том числе интенсивной терапии и реанимации для новорожденных.

Лечатся и рожают тут не только жительницы городов-соседей — Новополоцка и Полоцка, но и 9 районов: Полоцкого, Ушачского, Россонского, Верхнедвинского, Глубокского, Браславского, Шарковщинского, Миорского, Поставского. В роддоме 165 коек.

В 2012 году в учреждении провели модернизацию. Оно располагает современным оборудованием — ультразвуковым сканером, фетальными мониторами, аппаратурой для выхаживания недоношенных детей, сообщает сайт Новополоцкой больницы.

Получить комментарий главного врача Новополоцкого роддома Маргариты Разиной не удалось. Секретарь постоянно ссылалась на ее занятость. Известно только, что с гинекологом, которая принимала роды, работает психотерапевт.

— Работа врача — акушера-гинеколога — это всегда высокое напряжение, высокая интенсивность и высочайшая ответственность. Мы отвечаем сразу за две жизни — матери и ребенка, — сказала в недавнем интервью Маргарита Разина. Она давала его по радостному поводу: в новогоднюю ночь в этом учреждении родились 6 малышей.

Работники полоцкого роддома: «Администрация города заботится о комфортном проживании туристов, не задумываясь об удобстве рожениц»

Работники акушерского отделения Полоцкой городской больницы говорят о плохом состоянии здания, в котором сейчас находятся. Но скорое переселение их совсем не радует.
 

«Сегодня у нас в отделении дикий холод, дует ветер, особенно 1-й этаж, сторона, откуда дует — это родзалы. Сколько бьемся, чтобы закрыли окна — никто нам не дал ни одного мужика с топором, чтобы закрыть окна. Здание старое, окна перекошенные. Что могли сами — сделали. Единственный плотник лежит в больнице. Звонят мужья и ругаются, что женщины рожают в холодине. Мы только уповаем на потепление, но синоптики обещают холод до самого Нового года», — рассказывает обратившаяся на Горячую линию TUT.BY сотрудница акушерского отделения.
 
Здание, в котором сейчас располагается акушерское отделение, «годится только для конюшни», говорят работники. Пребывать в нем, конечно, осталась всего неделя. Но ведь женщины здесь рожают — «бедные и обездоленные», «неужели туристы нам важнее», возмущаются медики.
 
Они же считают, что Новополоцкий роддом не решит проблем. «Там все разбомбили. До середины ноября у них не было ни одного строителя. Работники говорят, что то ли стены поломали, то ли само строение «гуляет». Будут «лепить», чтобы хоть как сдать к первому числу. Плитку уложить они не успеют. Хотели наливные полы, не знают, можно ли по технологии. Говорят, что сдадут 5-й этаж и этаж родблока, а остальное будут делать поэтажно. Это значит, что бедные женщины опять будут в грязи, в пыли рожать, а строители, как всегда, будут ходить сами себе. И нас хотят вселить в это здание — целую армию женщин». Кроме того, говорит женщина, руководство больницы советует им не брать компенсацию, а идти на полставки, четверть или хоть бы дворниками в Новополоцкую больницу.
 
Юрий Деркач сообщает, что акушерское отделение Новополоцкой ЦГБ закрылось на реконструкцию 2 месяца назад и с 1 января будет готово принять Полоцкое акушерское отделение.
 
Исполняющий обязанности главного врача УЗ «Новополоцкая центральная городская больница» Игорь Мужиченко из степени готовности Новополоцкого роддома делает большой секрет и, в отличие от своего областного руководства, общаться на эту тему по телефону да без письменного редакционного задания отказывается. На вопрос, какие этажи успеют сдать до нового года, отвечает: «То, что планируется, все будет сделано», — и спешно кладет трубку. Узнать о возможностях трудоустройства медиков из Полоцкого акушерского отделения так и не удалось.  
 

Председатель горисполкома: «Ни один рубль ни на какие другие цели не идет»

Председатель Полоцкого городского исполнительного комитета Александр Позняк уверяет, что в Новополоцком роддоме прекрасные условия. А вот «наш роддом расположен в старых и совершенно неприспособленных помещениях». В свое время изучалась возможность строительства нового роддома, говорит Александр Григорьевич, «но, к сожалению, это очень большие деньги (нужно более 100 миллиардов рублей), поэтому исходя из сложившейся ситуации и того, что Новополоцкий роддом имеет возможность принимать дополнительных рожениц и там прекрасные условия, было принято такое решение».
  Теперешнюю переполненность роженицами в Полоцке Александр Позняк объясняет тем, что в Новополоцком отделении идет реконструкция: «Временные трудности нужно пережить, и условия будут гораздо лучше».
  Сотрудники расформированного родильного отделения, «которые захотят работать, смогут работать в Новополоцком роддоме, а у тех, кто не захочет работать в новом роддоме, будет возможность устроиться по другим уже врачебным специальностям у нас в городе».  
«Все деньги, выделенные на роддом, идут на сегодняшнюю реконструкцию и создание лучших условий для рожениц, — уверяет Александр Григорьевич. — Ни один рубль, просто заверяю, ни на какие другие цели не идет. А на развитие туризма будут идти только внебюджетные средства».

Конвейер из рожениц и «строгий врач»

Пьем чай. Говорим о чем-то отвлеченном: о лучшей в Полоцке школе, о необычных именах Марининых детей. И я на время даже забываю, что мы приехали к этой семье ради сложного разговора. И так не хочется его начинать. Буквально заставляю себя задать первый вопрос про ту страшную ночь.

Марина крепче прижимает к себе Матюшу и переносится воспоминаниями на два месяца назад:

— Беременность у меня проходила хорошо. Я сделала все необходимые обследования, в том числе — в Витебске. Результаты показали, что ребенок полностью здоров. И вот на сроке 39−40 недель утром 18 декабря приезжаю в Новополоцк, рожать. Палаты полные, роженицы идут конвейером. Мне предложили место в платной палате, я согласилась.

Сделали УЗИ. Обследование проводила заместитель заведующей роддома. Она продиктовала медсестре: «Крупный плод под вопросом. Однократное обвитие пуповины». Сердцебиение плода было в норме. Мне выписали только но-шпу. Кстати, это была пятница, а рожать, как мне сказали врачи, я буду только в понедельник.

Ночью я снова не могла уснуть. Не спала перед родами практически неделю. Удавалось поспать только 1−2 часа. Около двух часов ночи заболел живот. И прямо на кровати отошли воды. Я их видела — они были прозрачные, не зеленые, что является признаком гипоксии.

Пошла на пост. А там — роды за родами! Я еще попросила прощения у медиков, что пришла к ним рожать ночью, да еще в выходной, в субботу. Меня осмотрели доктор и интерн, направили в предродовую палату.

Я уже мама со стажем. Вела себя спокойно, не кричала, даже когда боль была сильной. Мне было легче переносить схватки стоя, но стоять не разрешали. Делала все, что говорили медики.

Начала рожать, но голова ребенка не продвигалась. И час, и два, и три — голова не продвигается. Мне стало страшно. А в это время женщины рожают и рожают. Медперсонал все время бегал туда-сюда. Рождались детки, я слышала, как они кричали…

А меня покидали силы. Пыталась тужиться, но сказывалась бессонница. Призналась врачу, принимавшей роды, что у меня слабость, немеют руки, ноги. Она сказала как отрезала: «Марина, ты меня не разжалобишь, я строгий врач. Никаких концертов!». Но я и не думала закатывать какие-то «концерты», я же не новичок в роддоме, знаю, как себя вести. Я на самом деле теряла силы! Мне что-то подкалывали, обливали водой…

В родзал меня вели под руки — такая была слабость. Еле забралась на кресло — с помощью медиков… Было уже около 7 утра.

Во время родов медики мне помогали — давили на живот. Измеряли сердцебиение ребенка. Пытались подключить аппарат КТГ, но он не прослушивал сердцебиения. Тогда доктор стала выслушивать его «трубкой». Сердцебиение падало и падало. Я помню слова доктора: «80… 70… 60… 50…».

Когда моего Тимошку выдавили, у него уже не было ни сердцебиения, ни дыхания. Ребенка пытались реанимировать, за его жизнь боролись минут 15−20. Все это было на моих глазах. Но было уже поздно… В 7.30 медики констатировали смерть моего сына. Хотя еще в предродовой палате у него было хорошее сердцебиение.

Даже в том состоянии шока и усталости меня поразило, как действовал медперсонал. Помощь ребенку оказывали по факту его появления, а не готовились заранее. Никто заблаговременно не вызвал реаниматолога. Она пришла в родзал через несколько минут. А ведь счет шел на секунды! Мне давили на живот вместо того чтобы звать реаниматолога и принимать меры к спасению сына.

Потом мне дали общий наркоз и наложили швы. Когда я пришла в себя, детский реаниматолог извинилась и сказала: «Мы сделали все, что могли». Прощения попросила и акушерка.

…Я лежала и тихо плакала. Так прошли суббота и воскресенье. В роддоме произошло ЧП, но никто из его администрации за эти дни ко мне не пришел. Заведующая беседовала со мной уже в понедельник.

Не видела я больше и врача, которая принимала роды. Мы с ней немного пообщались до родов. Она спросила, есть ли у меня еще дети. Я ответила, что это уже третий. Тогда она призналась, что и они с супругом мечтают о трех малышах.

В понедельник муж подал заявление в Следственный комитет. Вскрытие ребенка проводили в Витебске. Его предварительные результаты: внутриутробная гипоксия, впервые выявленная во время родов и родоразрешения, преждевременная отслойка плаценты неуточненная. Говоря простым языком: наш сын был здоров, но умер от удушья во время родов.

В среду, 23 декабря, мы забрали и похоронили нашего Тимошку. Все выходили из роддома с цветами и свертками с новорожденными, а мы — с гробиком.

На один роддом — 2 крупных города и 9 районов

Роддом в Полоцке находился в исторической части, на территории Верхнего замка. В 2013-м его закрыли и передали под туристический объект. На окраине города начали возводить новое здание. Потом решили, что это нецелесообразно, и стройку забросили. О ней напоминают лишь забитые сваи. Полочанки стали ездить рожать в соседний Новополоцк.

Фото: Марина Карась

Роддом в Новополоцке работает на базе местной центральной городской больницы. В 5-этажном здании размещаются 7 отделений, в том числе интенсивной терапии и реанимации для новорожденных.

Лечатся и рожают тут не только жительницы городов-соседей — Новополоцка и Полоцка, но и 9 районов: Полоцкого, Ушачского, Россонского, Верхнедвинского, Глубокского, Браславского, Шарковщинского, Миорского, Поставского. В роддоме 165 коек.

В 2012 году в учреждении провели модернизацию. Оно располагает современным оборудованием — ультразвуковым сканером, фетальными мониторами, аппаратурой для выхаживания недоношенных детей, сайт Новополоцкой больницы.

Фото: belchas.by

Получить комментарий главного врача Новополоцкого роддома Маргариты Разиной не удалось. Секретарь постоянно ссылалась на ее занятость. Известно только, что с гинекологом, принимавшей роды, работает психотерапевт.

— Работа врача-акушера-гинеколога — это всегда высокое напряжение, высокая интенсивность и высочайшая ответственность. Мы отвечаем сразу за две жизни — матери и ребенка, — сказала в недавнем интервью Маргарита Разина. Она давала его по радостному поводу: в новогоднюю ночь в этом учреждении родились 6 малышей.

«У каждого врача есть свое кладбище»

После трагедии Марина Джуглий поинтересовалась у главврача роддома: можно ли было спасти ее ребенка.

«Думаю, можно», — ответила Маргарита Федоровна. А потом добавила: «Но вы же понимаете, у каждого врача есть свое кладбище». Именно эта фраза убила меня окончательно, — вспоминает Марина. — Ведь я же приехала рожать здоровая, и ребенок мой был здоров. А мне выдали справку о мертворождении.

Боюсь, что мой случай, как и многие другие, будут скрывать, чтобы не «портить статистику». Но я пойду до конца, хотя знаю, что бороться с медициной очень трудно.

Теперь вся надежда семьи Джуглий — на следователей.

Фото имеет иллюстративный характер 
ТегиВитебск 

Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:

На вашем ресурсе это будет выглядеть так

«Из роддома вернулась с гробом». В Новополоцке при родах умер малыш, мать винит медиков
«Не хочу никакой крови, тюрьмы для этого доктора. У меня нет мести. Если ее вину докажут, я просто хочу, чтобы у нее забрали диплом… Хочу добиться того, чтобы это был…

Комплексные программы

Услуги  Стоимость

Программа комплексного наблюдения беременной 1-го триместра

37 520 руб.

Программа комплексного наблюдения беременной с 0 недель до родов

119 560 руб.

Программа комплексного наблюдения беременной 2-го триместра

55 520 руб.

Программа комплексного наблюдения беременной с 12 недель до родов

101 890 руб.

Программа комплексного наблюдения беременной с 24 недель беременности до родов

69 940 руб.

Комплекс медицинских услуг по ведению физиологических родов

116 970 руб.

Комплекс медицинских услуг по ведению кесарева сечения

142 570 руб.

Программа медицинских услуг «Планирование беременности»

22 850 руб.

Конвейер из рожениц и «строгий врач»

Пьем чай. Говорим о чем-то отвлеченном: о лучшей в Полоцке школе, о необычных именах Марининых детей. И я на время даже забываю, что мы приехали к этой семье ради сложного разговора. И так не хочется его начинать. Буквально заставляю себя задать первый вопрос про ту страшную ночь.

Марина крепче прижимает к себе Матюшу и переносится воспоминаниями на два месяца назад:

— Беременность у меня проходила хорошо. Я сделала все необходимые обследования, в том числе — в Витебске. Результаты показали, что ребенок полностью здоров. И вот на сроке 39−40 недель утром 18 декабря приезжаю в Новополоцк рожать. Палаты полные, роженицы идут конвейером. Мне предложили место в платной палате, я согласилась.

Сделали УЗИ. Обследование проводила заместитель заведующей роддома. Она продиктовала медсестре: «Крупный плод под вопросом. Однократное обвитие пуповины». Сердцебиение плода было в норме. Мне выписали только ношпу. Кстати, это была пятница, а рожать, как мне сказали врачи, я буду только в понедельник.

Ночью я снова не могла уснуть. Не спала перед родами практически неделю. Удавалось поспать только 1−2 часа. Около двух часов ночи заболел живот. И прямо на кровати отошли воды. Я их видела — они были прозрачные, не зеленые, что является признаком гипоксии.

Пошла на пост. А там — роды за родами! Я еще попросила прощения у медиков, что пришла к ним рожать ночью, да еще в выходной, в субботу. Меня осмотрели доктор и интерн, направили в предродовую палату.

Я уже мама со стажем. Вела себя спокойно, не кричала, даже когда боль была сильной. Мне было легче переносить схватки стоя, но стоять не разрешали. Делала все, что говорили медики.

Начала рожать, но голова ребенка не продвигалась. И час, и два, и три — голова не продвигается. Мне стало страшно. А в это время женщины рожают и рожают. Медперсонал все время бегал туда-сюда. Рождались детки, я слышала, как они кричали…

А меня покидали силы. Пыталась тужиться, но сказывалась бессонница. Призналась врачу, принимавшей роды, что у меня слабость, немеют руки, ноги. Она сказала как отрезала: «Марина, ты меня не разжалобишь, я строгий врач. Никаких концертов!». Но я и не думала закатывать какие-то «концерты», я же не новичок в роддоме, знаю, как себя вести. Я на самом деле теряла силы! Мне что-то подкалывали, обливали водой…

В родзал меня вели под руки — такая была слабость. Еле забралась на кресло — с помощью медиков… Было уже около 7 утра.

Во время родов медики мне помогали — давили на живот. Измеряли сердцебиение ребенка. Пытались подключить аппарат КТГ, но он не прослушивал сердцебиения. Тогда доктор стала выслушивать его «трубкой». Сердцебиение падало и падало. Я помню слова доктора: «80… 70… 60… 50…».

Когда моего Тимошку выдавили, у него уже не было ни сердцебиения, ни дыхания. Ребенка пытались реанимировать, за его жизнь боролись минут 15−20. Все это было на моих глазах. Но было уже поздно… В 7.30 медики констатировали смерть моего сына. Хотя еще в предродовой палате у него было хорошее сердцебиение.

Даже в том состоянии шока и усталости меня поразило, как действовал медперсонал. Помощь ребенку оказывали по факту его появления, а не готовились заранее. Никто заблаговременно не вызвал реаниматолога. Она пришла в родзал через несколько минут. А ведь счет шел на секунды! Мне давили на живот, вместо того чтобы звать реаниматолога и принимать меры к спасению сына.

Потом мне дали общий наркоз и наложили швы. Когда я пришла в себя, детский реаниматолог извинилась и сказала: «Мы сделали все, что могли». Прощения попросила и акушерка.

…Я лежала и тихо плакала. Так прошли суббота и воскресенье. В роддоме произошло ЧП, но никто из его администрации за эти дни ко мне не пришел. Заведующая беседовала со мной уже в понедельник.

Не видела я больше и врача, которая принимала роды. Мы с ней немного пообщались до родов. Она спросила, есть ли у меня еще дети. Я ответила, что это уже третий. Тогда она призналась, что и они с супругом мечтают о трех малышах.

В понедельник муж подал заявление в Следственный комитет. Вскрытие ребенка проводили в Витебске. Его предварительные результаты: внутриутробная гипоксия, впервые выявленная во время родов и родоразрешения, преждевременная отслойка плаценты неуточненная. Говоря простым языком: наш сын был здоров, но умер от удушья во время родов.

В среду, 23 декабря, мы забрали и похоронили нашего Тимошку. Все выходили из роддома с цветами и свертками с новорожденными, а мы — с гробиком.

Стихотворение в ответ

Доктор, принимавшая у Марины роды, написала ей ответ. Тоже — в стихотворной форме.

— Это стихотворное соболезнование меня не тронуло. Я не хочу никакой крови, тюрьмы для этого доктора. У меня нет мести. Если ее вину докажут, я просто хочу, чтобы у нее забрали диплом.

Гинеколог призналась заведующей: «Я думала, что справлюсь сама». Но это были тяжелые роды, и почему молодая врач (на вид ей лет 28) в сложной ситуации не позвала на помощь более опытных коллег? Я хочу добиться того, чтобы это был последний летальный исход в ее практике, чтобы больше от нее родители с гробиками не уходили.

Марина Джуглий — сама медик, до декрета работала старшей медсестрой в областной психиатрической больнице. Поэтому в ней говорит не только мать, которая потеряла дитя. Но и человек, который выступает за честь профессии. «Непрофессионалы не должны работать в медицине», — уверена она.

Женщину возмущает, что медики сейчас обвиняют ее в том, что они якобы предлагали делать ей кесарево сечение, но она отказалась. По ее словам, такого не было. Ее также мучает вопрос: почему в родильном зале не работала видеокамера, запись которой помогла бы сейчас установить реальное положение дел.

Заведующая акушерским отделением: «Реалии жизни никто слушать не хочет»

Заведующая акушерским отделением Полоцкой ЦГБ Ольга Зырянова подтвердила журналисту TUT.BY, что на тот момент (18 декабря. — TUT.BY) в отделении на 50 коек приходится 78 человек. «У нас такая нагрузка уже 3-4 месяца», — говорит она. 
Ольга Зырянова также сомневается, что Новополоцкий роддом сможет вместить всех рожениц. Дело в том, что по расчетам все верно — коек на рожениц должно хватать. Но рожать в отделение полоцкой больницы приезжают не только местные жительницы, но и женщины из других районов Витебской области (которые формально относятся к Витебскому областному роддому) — Полоцкого, Ушачского, Россонского, Верхнедвинского, Глубокского, Поставского, Докшицкого. «Они поступают к нам в родах и отправить я их не могу: до Витебска еще далеко».

 
Вряд ли впредь что-нибудь изменится: женщины будут приезжать в Новополоцкий роддом, и мест на всех там не хватит, говорит заведующая. «Когда наше отделение закрывали на профилактику, то Новополоцкое было переполнено. Но реалии жизни никто слушать не хочет». Кроме этого, произойдет сокращение персонала акушерского отделения (а это примерно 150 человек), что само по себе является катастрофой для такого маленького города, как Полоцк. Ведь потерять кадры легко, а найти их потом бывает невозможно, говорит заведующая.
 

Конвейер из рожениц и «строгий врач»

Пьем чай. Говорим о чем-то отвлеченном: о лучшей в Полоцке школе, о необычных именах Марининых детей. И я на время даже забываю, что мы приехали к этой семье ради сложного разговора. И так не хочется его начинать. Буквально заставляю себя задать первый вопрос про ту страшную ночь.

Марина крепче прижимает к себе Матюшу и переносится воспоминаниями на два месяца назад:

— Беременность у меня проходила хорошо. Я сделала все необходимые обследования, в том числе — в Витебске. Результаты показали, что ребенок полностью здоров. И вот на сроке 39−40 недель утром 18 декабря приезжаю в Новополоцк рожать. Палаты полные, роженицы идут конвейером. Мне предложили место в платной палате, я согласилась.

Сделали УЗИ.

Ночью я снова не могла уснуть. Не спала перед родами практически неделю. Удавалось поспать только 1−2 часа. Около двух часов ночи заболел живот. И прямо на кровати отошли воды. Я их видела — они были прозрачные, не зеленые, что является признаком гипоксии.

Пошла на пост. А там — роды за родами! Я еще попросила прощения у медиков, что пришла к ним рожать ночью, да еще в выходной, в субботу. Меня осмотрели доктор и интерн, направили в предродовую палату.

Я уже мама со стажем. Вела себя спокойно, не кричала, даже когда боль была сильной. Мне было легче переносить схватки стоя, но стоять не разрешали. Делала все, что говорили медики.

Начала рожать, но голова ребенка не продвигалась. И час, и два, и три — голова не продвигается. Мне стало страшно. А в это время женщины рожают и рожают. Медперсонал все время бегал туда-сюда. Рождались детки, я слышала, как они кричали…

А меня покидали силы. Пыталась тужиться, но сказывалась бессонница. Призналась врачу, принимавшей роды, что у меня слабость, немеют руки, ноги. Она сказала как отрезала: «Марина, ты меня не разжалобишь, я строгий врач. Никаких концертов!». Но я и не думала закатывать какие-то «концерты», я же не новичок в роддоме, знаю, как себя вести. Я на самом деле теряла силы! Мне что-то подкалывали, обливали водой…

В родзал меня вели под руки — такая была слабость. Еле забралась на кресло — с помощью медиков… Было уже около 7 утра.

Когда моего Тимошку выдавили, у него уже не было ни сердцебиения, ни дыхания. Ребенка пытались реанимировать, за его жизнь боролись минут 15−20. Все это было на моих глазах. Но было уже поздно… В 7.30 медики констатировали смерть моего сына. Хотя еще в предродовой палате у него было хорошее сердцебиение.

Потом мне дали общий наркоз и наложили швы. Когда я пришла в себя, детский реаниматолог извинилась и сказала: «Мы сделали все, что могли». Прощения попросила и акушерка.

Не видела я больше и врача, которая принимала роды. Мы с ней немного пообщались до родов. Она спросила, есть ли у меня еще дети. Я ответила, что это уже третий. Тогда она призналась, что и они с супругом мечтают о трех малышах.

В понедельник муж подал заявление в Следственный комитет.

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Добавить комментарий